Без заголовка

Для атмосферы рекомедую песню  — The academy allstars — Friends never say goodbye/

Честно говоря, вот тут-то я и перестала надеяться донести до кого-то именно ту мысль, которую задумала. Махнула рукой и решила. хрен с ним, пускай всё будет так, как будет, а с остальным когда-нибудь разберусь. 

А ещё мне не очень хочется придумывать жанры, названия и прочее. Возможно, я просто сохраняю это, чтобы потом было веселее читать. ( это вообще уместно?)

 

 

О приближении корабля мстителей правительствл было уведомлено заранее, поэтому к тому моменту как Тони, наконец, вступил на землю, оставшийся в живых народ уже стоял на площадке, облаченный в траур и с цветами. 

— В духе Фьюри, — отозвался Тони, оглядывая ставшую уже огромной толпу, — согнал всех как на… 

— Фьюри мёртв, — прерывает поток мысли Кэп, идущий позади, — у меня не было возможности и повода сообщить тебе об этом. 

— О. – Старк старается как можно приветливее улыбнуться людям, смотрящим на него как на героя, старается как можно лучше скрыть растерянность, которую они ему внушают. – Что же, тогда я думаю он может… вернее мог бы гордиться, у кого-то такой же дурной вкус и чувство юмора, достойная, так сказать, замена. 

— Не думаю, что Ваш сарказм здесь уместен, Мистер Старк. — в черной массе, совсем рядом с ограждениями стоит Мэй Паркер. – Это не встреча с фанфарами, красной дорожкой и фанатами – это поминки, для тех героев, которые не вернулись, которые погибли. – Она смотрит зло, сжимает губы в тонкую линию, а после едва различимо дополняет. — Для таких героев, как Питер. 

У Тони резко кончается воздух, его выбивает из легких одна только фраза. Он смотрит на Мэй и одновременно – нет, боится взглянуть ей в глаза, увидеть морщины, боится вспомнить как когда-то она доверчиво впустила его в дом, а он забрал у неё Питера. Забрал и не смог уберечь. 

«Вы сами виноваты, что я здесь» 

— Мэй, — с трудом сглотнув подкативший к горлу ком, Старк подходит ближе, — я хочу сказать, что… 

— Не смейте, Мистер Старк. – В её голосе яд смешался ненавистью и невыплаканными слезами. – Вот Ваш букет. Спасибо что спасли. 

Букет белоснежных роз падает на доверчиво, скорее по привычке, выставленные руки. Тони чувствует, как шипы прикасаются к коже, впиваются всё глубже. Но боли нет – есть вакуум. 

И земли нет, потому что на ней больше не существует Питер Паркер. 

Тони не хочет знать, как именно Мэй узнала, тут уж не надо быть гением. В нём больше нет ненависти, только темнота. Старк вновь видит перед собой траурную процессию, вновь видит перед собой черноту космоса и с каждой секундой понимает всё больше, что тонет. Тонет и жалеет только об одном, что не смог рассказать ей сам. А теперь в этой черноте не только он, теперь где-то в Куинсе и Мэй медленно угасает. На Титане Железный человек не смог уберечь Питера. На земле он позволит умереть Мэй. 

На пресс-конференции новое правительство выражает огромную благодарность Мстителям, Ваканде и всем неизвестным героям выжившим и погибшим. Роджерс в это время стоит где-то в стороне и устало, уже по привычке ищет в толпе хоть одно знакомое лицо. 

— Это была самая страшная битва из всех, которую пережило человечество. Очень многие погибли, и я не могу восполнить эту утрату ни вам, ни себе. – Тони стоит перед народом и не ищет глазами Пеппер или текст. – Вы можете спросить меня, что же я потерял? Самое важное – ваше доверие. 

Люди молчат, камеры на миг прекращают ослеплять вспышками, кажется, будто весь мир на секунду замирает, чтобы сквозь гул Железный человек услышал тихое, но очень знакомое: « Мистер Старк». Сбросив наваждение Тони вновь погружается в бесконечное жужжание ещё живого мира. Репортёры что-то пишут, кто-то задаёт вопросы, но теперь они всего лишь фон, для долгой радиопаузы, которую Старк обязан нарушить. 

Он уходит, бросив всему залу короткое «спасибо», не обращая внимания на взволнованный взгляд Роджерса, который, к счастью, не пошел за ним. Башня мстителей не пострадала, почти ничего не изменилось, изменился только Тони, поэтому, первым делом он идёт не в бар – в лабораторию. 

Когда Капитан Америка врывается в башню Тони уже потерял счёт времени полностью погрузившись в работу. Где-то далеко, возможно, Пятница напоминала о времени, каких-то невесть кем назначенных встречах, но было не до того. Но о приходе великого, пусть и когда-то изгнанного, героя Она возвестила со всей доступной ей громкостью и назойливостью, под стать народному герою. 

— Я боялся, что ты сменил замки и пароли сразу после того, как я ушел, — оповестил Стив, входя в лабораторию. 

— Пятница, — недовольно морщится Тони, на секунду отрываясь от работы над телом, что лежало на столе, — пожалуйста, внеси в список дел. 

— Ваше действие идёт в разрез с уставом Мстителей, Вы подтверждаете напоминание о смене замков и паролей? – довольно учтиво интересуется Пятница в большей степени для озвучивания факта и вызывания сомнений. 

— Значит, новое правительство помиловало, что же, поздравляю Роджерс, — Тони откладывает инструменты и, наконец, смотрит на своего гостя, — чем могу быть полезен? 

— Ты хотя бы знаешь, сколько ты здесь провёл? 

— Какой сейчас день недели? 

— Среда, — всё ещё терпеливо отвечает Стив, с нескрываемым интересом разглядывая то, что лежит на столе. 

— Тогда не так долго как я думал, — фыркает Старк, вновь натягивая очки и возвращаясь к работе, — поэтому, Кэп, будь добр не мешай и возвращайся к… чем ты там занимаешься. И пароль я всё-таки сменю. Не к башне, так к лаборатории. Пятница, с этим будут проблемы? 

— Нет, сэр. 

— Славно. 

— Тони, я понимаю, что мстители были тебе дороги, многие из них были моими друзьями, — Стив всё ещё мнётся на входе, не решаясь подойти ближе и увидеть новую работу ещё ближе, — но создавать их механических клонов – не выход. Нужно уметь мириться с потерями… 

— Как ты, Кэп? – смеётся. – Поэтому ты ищешь кого-то где бы ни находился? Потому что научился мириться? Как там эта гребанная стальная рука? Ты уже соорудил для неё пьедестал? Послушай, Стив, не воспринимая на свой счёт иди-ка ты нахрен. Пятница, проводи Капитана к выходу и не открывай по его запросам лабораторию. 

— Конечно, сэр. 

Мэй уже не знала сколько времени прошло с того злополучного утра, когда Питер вышел из дома, отправляясь на какую-то экскурсию вместе с классом. Женщина успокаивала себя, мысленно повторяла, что он просто немного задержался, а не отправился сражаться с каким-то космическим злодеем, чьё имя часто повторяют в новостях, но запомнить нет сил. Она готовит ужин, обед и завтрак на двоих и всё ещё ждёт, что когда-нибудь Питер вернётся и позвонит в дверь, сказав, что, наконец-то вернулся. Она повторяет себе это день за днём и одновременно запрещает слишком надеяться, потому что никто не приходит. Возможно, пора бы уже перестать ждать, возможно, пора уже сдаться горю, но Мэй всё равно каждое утро встаёт и готовит завтрак, а после уходит, чтобы помочь кому-то, кого ещё можно спасти. 

Когда в дверь неожиданно постучали, она уже готова была посвятить этот день кому-то, пострадавшему от внезапно выросшего уровня преступности. Стук был тихий и робкий, будто кто-то за этой стеной всё ещё надеялся передумать. 

— Мэй? 

Голос такой родной и знакомый, что ноги начинают дрожать. Она не помнит как открыла дверь и где нашла ключи, не помнит как чуть не упала, увидев в коридоре Питера. Он держал её нежно, прижимая к себе, будто боясь, что сейчас если отпустит – упадёт, хотя вероятно так и было. После всё это проходит. Женщина не знает что делать дальше как быть и самое главное… 

— Боже, — шепчет, — Питер, это правда ты? 

Он не отвечает, лишь ослабляет объятия, позволяя Мэй отстраниться и увидеть, понять и почувствовать – нет. 

«Свежие новости! Сегодня утром на территории Нью-Йорка был замечен Человек-Паук до сих пор считавшийся пропавшим. Свидетели утверждают, что народный герой и дружелюбный сосед вернулся и теперь вновь стоит на страже мирных граждан. Действительно ли это Человек-паук или же самозванец? И Связано ли это чудесное возвращение со скандальным заявлением Тони Старка о возврате доверия? Следите за нашими репортажами, и мы выясним правду». 

Всё встаёт на свои места, Мэй плачет и смеётся, отмахивается от самозванца, пытается не слышать, насколько его голос похож на голос Питера, пытается не смотреть, боясь, что вновь обманется и на секунду поверит. Не-Питер всё ещё стоит на пороге и смотрит так, что сердце болезненно сжимается и замирает. 

— Мэй, я… Прости, Мэй, — повторяет он сам балансируя на грани. – Прости, Мэй, не прогоняй, пожалуйста, не прогоняй, я очень… — он кусает губы, теребит лямку рюкзака, такого же, какой был у её Питера. 

— Старк думает, что это смешно? – почти шепотом спрашивает она, почти справившись с собой. – Вы думаете, что Питер заслужил такое надругательство над собой?! 

Она смотрит как Не-Питер замирает на месте и смотрит так испуганно, что сердце ещё сильнее болит, потому что он смотрит как живой, он смотрит так, будто он настоящий. 

-Уходи. 

Питер возвращается в башню мстителей только спустя несколько часов, но всё это остаётся незамеченным – Тони отсутствует. В холе темно и пусто и глаз, оснащённый почти всеми датчиками, почти не замечает разницы – теперь в ней уже нет надобности. Программа Старка оказалась безупречна, теперь Питер это понял, потому что он тосковал, потому что первой из его эмоций стало страдание и сожаление. Мир не нуждался в нём, мир не мог помочь ему стать тем, чем он хотел быть по программе своего создания и теперь мир отвергает его. Думал ли Тони о подобном исходе? Предугадал ли он наличие у своего творения слёз? 

Питер не знал, плакал ли он или просидел так до утра, но когда Старк вернулся, за окном уже светлело, а пустота в программном коде эмоций неожиданно стала почти правильной. 

— Эй, карапуз, в чём дело? – обеспокоенно спрашивает Тони, подходя всё ближе к дивану и включая свет. 

— Я ведь всё это заслужил, — говорит Питер, поднимая голову и встречаясь взглядом с создателем, — Я ошибся, Мистер Старк, Оказывается, не достаточно быть дружелюбным соседом, — скулит андроид сильнее прижимаясь к создателю, — нужно быть ещё и Питером Паркером.

Обсудить у себя 6
Комментарии (10)

Я не фанат всех этих самых марвэловских персонажей, даже не знаю толком о них, чисто как главу литературного произведения прочитала. 

А это всё придумано тобой или взято из комиксов?  

Я вроде тоже не была, но вдруг посмотрела последнюю часть и не могу остановится, задел меня фрагмент и всё. 

Мною придумано развитие, а исходная точка ( гибель Питера) уже дана в фильме. Комиксы, к несчастью, пока не читала, но думаю исправить. 

и как литературно это выглядит?)

Я немного в именах путалась, потому как сложно было представить каждого героя, т.е. каждый новый герой вклинивается в сюжет, а я о нём ничего не знаю и даже представить себе его не могу. Но это наверное потому, что я плохо знакома с ними. Предварительно читателю надо ознакомиться со всеми героями. И это только на мой взгляд, я просто скромный читатель 

героев не много, но да, без понимания немного трудно. 

Если вкраце — Питер Паркер(Человек -паук) погибает на руках своего наставника = Тони Старка.

А на земле Питера ждёт его любимая и единственная тётя Мэй, которая о геройстве ничего не знает. 

Роджерс — тут мимо проходил — он просто ещё один герой войны. 

Вот. И я не знаю зачем я это объяснила)

 

Ну с этим я разобралась почти что, а вот в конце, про андроида… зачем его создали? И как он выглядит?

Упустила, да, нужно было объяснить, что Старк считается гением электроники и роботов. и героем он стал только из-за того, что смог соорудить себе вместо сердца реактор, а в дополнение ещё и железный костюм (отсюда и прозвище — Железный человек). 

Вот он и сделал андроида, который очень похож на Питера, чтобы… восполнить потерю, возможно:?

Удивило то, как андроид умеет чувствовать, или мне показалось?

На это есть намёк, но можно списать на невыполнение задачи и програмирование.Андроидов же страются сделать как можно более человечными (предварительно на эту тему я терзала гугл)

Серьезный подход!

хах, немного, ЭТо на самом деле очень интересно, наверное, даже стоит написать здесь)

 

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: